О специфике съемки виртуальных туров музеев

Как выяснилось тут недавно, снимать виртуальные туры для музеев — занятие не столько увлекательное, сколько утомительное и местами даже опасное.

Во-первых, в музеях, как водится, бОльшая часть экспозиций находится за стеклом, а внутренняя подсветка витрин часто хромает на обе ноги. Это значит, что вместо картин и экспонатов под этими стеклами вы будете наслаждаться бликами ламп и отражением его величества фотографа, сосредоточенно почесывающим, в лучшем случае, затылок. Я уже не говорю об устойчивом убеждении некоторых музейщиков в разрушительных способностях вспышки.

Во-вторых, уронив крышку от объектива на пол вы на полном серьезе рискуете получить полицейской дубиной в Харьковскую область. Никаких шуток. Музеи — это особо охраняемые государством объекты и не смотря на то, что среди его наиболее ценных экспонатов могут оказаться кусок шерстяной нитки и пара лаптей — действия полиции в защите этих национальных сокровищ могут быть фундаментальными. В этом мы убедились, после того как Андрей (случайно) уронил на ламинированный пол музея фонарь.

Не то, чтобы он как-то своеобразно его метнул или это был какой-то особо шумный сорт фонарей. Нет, скорее он нежно спорхнул сквозь какое-то неведомое отверстие в его кармане и издал, скажем так, некоторый шум. Вопреки этому, датчик шума счел это достаточным, чтобы через 3 минуты на пороге возникли крупные дяди в сильно камуфлированной форме. И судя по выражению их лиц — готовые ломать нас полностью.

Только после того, как хранитель музея привел ряд аргументов в нашу защиту (нет, ну правда — три испуганных дурака: два со штативом, другой с фотиком), служители порядка, хоть и слегка расстроенные, но были вынуждены покинуть музей, после чего я благополучно уронил крышку от объектива (причем несколько раз), а Андрей — датчик от вспышки, который разбил при этом вдребезги. Выражение лиц сотрудников музея в этот момент до сих пор растягивают мой рот в улыбке, даже против моей на то воли.

Вообще, уже начиная со входа в музей убеждаешься в серьезности его охранных систем. Острые пики на ограде, повсюду колючие кусты и предпочтительно хвойные сорта деревьев. Правда, насколько мне известно, все это не помешало грабителям весьма дерзко тырить с этого музея экспонаты (причем неоднократно). Что касается меня, то лично я, почему-то, не вижу большого практического смысла в ограблении музеев с неприкрытой пальбой и шумными погонями. Но тут надо отметить, что моя компетенция в этом вопросе зиждется на каком-то голливудском фильме, в котором ограбление музеев осуществляется очень гибкой барышней в, откровенно тесном для нее, обтягивающем костюме. Процесс такого ограбления в конечном счете сводится к осуществлению сей аппетитной особой целого ряда живописных наклонов и прогибов среди паутины лазерных лучей, выполняемых очень выразительно и медленно, что приводит зрителя, преимущественно мужского пола, в абсолютный восторг.

Короче, в качестве средства борьбы с отражениями мы обычно снимаем панораму в 2 этапа с включенными светом и без. И все бы хорошо, если бы не музейные лампы. Дело в том, что музейная лампа (как и все музейное) — это совершенно особая и нежная материя, требующая к себе слишком много вашего внимания. Для полноценного ее включения ей требуется порядка 20-40 минут, что тут же свело на “нет” Андреевы “а теперь включи свет” практически до нуля и значительно увеличило время его перекуров и моих перекусов. Никогда еще в своей жизни я не встречал столь самовлюбленных средств освещения. Может быть их чувства оскорбляет тот факт, что они вынуждены служить экспонату, а не наоборот, для нас это остается загадкой.

Единственной трудностью было запомнить где стоял штатив на предыдущем круге, поэтому что пометить эти места мы раскладывали под штативом монетки. Вообще в этом есть что-то символичное, когда деньги из смысла работы превращаются в средство. Короче, спустя пару минут, набор из бэйджа, шнурка и 65 рублей позволил изобрести новый метод съемки панорам “по отвесу”, который на практике впрочем оказался не таким уж и дурацким. Если конечно не принимать во внимание непрерывное зафутболивание монеток собственными ногами или какой-либо проходящий мимо музейщик бережно подымал их со словами “у кого деньги упали?”.

В конечном итоге вышло очень даже недурно, в чем вы самолично можете удостовериться здесь. Да, кстати сайт музея — тоже наша работа. Но мы пошли дальше и сделали в туре виртуального аудио-гида, который по клику на соответствующую иконку рассказывает о той или иной витрине бархатным, всепроникающим голосом. Признаться, мы никогда не делали ничего подобного в рамках виртуальных туров, но это очень практичная функция для музеев, согласитесь!

Вообще, есть такая идея, помимо панорам и мерцающих ламп записывать еще и фоновые звуки окружения, включая шумы ветра в листве, разговоры проходящих мимо людей и т.п. Причем, не просто записывать, а создавать из этого окружения некое атмосферное звуковое пространство, шумовой ландшафт — эдакую музыку “мебели” (именуемую в простонародье эмбиентом). Однажды я уже делал такой эксперимент, подробно с которым вы можете посмотреть в авторском фильме “Создание музыки из окружающих нас звуков”. Как бы то ни было, музыкальное прошлое оставило за собой кое какой багаж знаний и оборудования, так что снабжать наши туры подобным уверен еще больше усилит ощущение реального присутствия. Все это часть нашей жизни, а виртуальность всегда стремиться к реальности.

Смотреть тур



Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Последние
работы